Часы Legacy Machine Thunderdome в деталях


О механизме часов LM Thunderdome

Модель MB&F Legacy Machine Thunderdome, работа над которой продолжалась четыре года, представляет собой плод уникального сотрудничества двух именитых часовых мастеров – Эрика Кудрэ и Кари Вотилайнена. Кудрэ разработал конструкцию, а Вотилайнен интерпретировал ее в эстетическом ключе, результатом чего стал поистине изысканный механизм, установленный в часах LM Thunderdome.

Может показаться, что разработка дизайна – гораздо более простая задача, чем инженерные расчеты, однако в реальности она сопряжена с целым рядом сложностей. Комплексная взаимосвязь 413 деталей механизма LM Thunderdome потребовала многочисленных микроскопических подгонок, пока не была найдена идеальная конфигурация. Малый диаметр механизма – всего 35 мм – обусловил критическую важность соблюдения пропорций и практически не оставил права на ошибку. Достаточно чтобы мост оказался на миллиметр шире чем нужно или триб сместился на несколько микрометров, и это сразу бы бросалось в глаза.

 

Legacy Machine Thunderdome

 

«Принимая во внимание высокую сложность проекта, с большим количеством требующих внимания нюансов, я отказался от использования специальных компьютерных программ и работал традиционным методом, делая эскизы механизма вручную, – рассказал Вотилайнен. – Благодаря этому я мог гораздо лучше оценивать пропорции и выбирать наиболее оптимальные решения с точки зрения и функциональности, и эстетики».

TriAx, уникальный модуль спуска, вращающийся сразу по нескольким осям, словно парит над поверхностью циферблата Legacy Machine Thunderdome. Это детище Эрика Кудрэ ярко выделяется даже на фоне его собственных оригинальных работ.

Регулятор хода вращается здесь по трем осям в трех разных плоскостях. Внутренняя каретка совершает полный оборот за 8 секунд. Средняя каретка, ось вращения которой образует перпендикуляр с осью первой каретки, совершает оборот за 12 секунд. Наконец, внешняя каретка, ось вращения которой ориентирована перпендикулярно уже к оси второй каретки, совершает оборот за 20 секунд. Благодаря этому LM Thunderdome в совокупности имеет самую высокую скорость вращения механизма спуска среди калибров с мультиосными регуляторами хода.

 

Часы Legacy Machine Thunderdome

 

Кроме того, последняя ось вращения смещена от центра по отношению к двум предыдущим, поэтому движения колеса баланса, рассматриваемого отдельно, правильнее описать как трехосное орбитальное вращение.

В плане хронометрических характеристик это означает, что механизм модели LM Thunderdome имеет самую широкую амплитуду движения баланса и самую высокую скорость вращения за всю историю часового искусства. А в эстетическом плане LM Thunderdome – выразительные и притягивающие взгляд часы, подобных которым еще не было.

Интересно, что существующая терминология не позволяет точно охарактеризовать вращающийся механизм спуска часов LM Thunderdome. В частности, здесь не применимо классическое разделение типов регуляторов хода на турбийоны и карусели, поскольку творение Кудрэ включает в себя ключевые элементы обоих, а именно – разделяющуюся трансмиссию карусели и фиксированное колесо турбийона. Более того, данные элементы имеют здесь конфигурацию, которая не соответствует общепринятым определениям турбийона и карусели. Таким образом, в плане механики Thunderdome представляет собой совершенно уникальное явление.

Вращающимся шедевром часовой механики весом всего около грамма управляет механизм с ручным заводом с тремя заводными барабанами, запас хода которого составляет 45 часов.

 

Подробнее о TriAx: трехмерный баланс и уникальный механизм спуска

Впервые в истории часовой микромеханики для создания колебаний регулятора хода используется баланс полусферической формы. Такое новаторское решение позволило разместить баланс максимально крупного размера с цилиндрической спиралью в довольно компактной каретке (точнее, в композитной структуре из кареток).

 

Часовой механизм Legacy Machine Thunderdome

 

В часовом деле цилиндрические спирали использовались в тех случаях, когда требовалось сохранить изохронизм колебаний и точность измерения времени: равномерность сокращений цилиндрической спирали снижает риск сбоев в отсчете времени даже при эксплуатации часов в самых неблагоприятных условиях.

Даже самые амбициозные часовщики считают применение трехмерного баланса крайне смелым шагом, не говоря уже о том, чтобы использовать его в механизме, вращающемся сразу по нескольким осям. Как отрегулировать баланс, который каждую секунду будет менять свое положение по трем координатным осям?

Даже самые совершенные лазерные измерительные приборы оказались малоэффективны в отношении постоянно перемещающегося баланса посреди вращающихся кареток. И тогда специалисты MB&F вышли за рамки общепринятой практики применения этой лазерной технологии, полностью перейдя на инфракрасный спектр (это позволило исключить какие-либо погрешности, вызываемые отражением видимого света от полированных поверхностей) и разработав специальную систему прерывающейся фиксации показаний через определенные интервалы времени. Такой подход в сочетании с опытом и мастерством Эрика Кудрэ и специалистов MB&F позволил отрегулировать баланс механизма LM Thunderdome с максимальной точностью.

 

Часовой механизм LM Thunderdome

 

Высокая скорость вращения модуля TriAx модели LM Thunderdome объясняется применением малоизвестного вида механизма спуска, который разработал в XVIII веке американский часовщик и изобретатель Альберт Поттер (не имеющий никакого отношения к Гарри Поттеру). В данном механизме, позиционируемом как модификация турбийона, вместо мобильного колеса баланса, которое обычно приводится в движение трибом и совершает обороты вокруг неподвижного четвертого колеса, изобретатель применил фиксированное колесо баланса и соответствующим образом изменил геометрию анкера. Он совершенно правильно рассчитал, что такое решение значительно повысит скорость вращения турбийона.

 

Часы LM Thunderdome

 

В модуле TriAx модели LM Thunderdome механизм спуска Поттера претерпел дополнительные изменения. Вместо фиксированного колеса с зубьями, ориентированными наружу, расположенного на одной оси с балансом, здесь используется фиксированное колесо с зубьями, обращенными вовнутрь, которое находится в одной плоскости с анкерной вилкой. Такая конфигурация лишь один раз применялась в современном часовом производстве, но только в варианте с одноосным турбийоном, и ни разу – в регуляторе с несколькими осями вращения. До TriAx не было ни правил, ни практики создания таких конструкций.

Таким образом, это первый подобный регулятор хода не только в истории MB&F, но и в истории всего часового искусства.

 

Эксклюзивная отделка

Уникальный механизм заслуживает уникальной отделки, и Кари Вотилайнен согласился украсить его храповые колеса своей авторской техникой отделки, впервые применяемой в творениях MB&F. Обработанная по этой методике поверхность сияет, как после классической пескоструйной обработки, но при этом отражает свет не по прямой, а волнообразно.

«Даже мастер с огромным опытом в оформлении часовых механизмов не сможет воспроизвести данную отделку, – утверждает Вотилайнен. – Для этого необходимо располагать специальным инструментарием и пройти специальное обучение». Надо ли говорить, что Вотилайнен, признанный эксперт по отделке, не особо стремится посвящать кого-то в тайны своего мастерства.

 

Часы MB&F

 

Остальные составляющие модели Legacy Machine Thunderdome тщательно отделаны вручную в полном соответствии с классическими стандартами XIX века. Миниатюрные внутренние углы, которые в принципе невозможно обработать машинным способом, скошены и отполированы вручную. Мягко переливающийся узор «Женевские волны», еще одна фирменная характеристика Вотилайнена, нанесен вручную, равно как и отделка с эффектом инея и гравировка указателя запаса хода.

Регулятор хода с тремя осями вращения окружен гильошированным циферблатом, который также изготовлен в мастерских Кари Вотилайнена в Комблемине.

 

MB&F и The Hour Glass

Концепция бренда MB&F отражена в самом его названии, которое представляет собой аббревиатуру от Maximilian Büsser & Friends. Пятнадцать лет назад, когда Макс Бюссер основал свою компанию, независимое часовое искусство еще только делало свои первые шаги, и партнерская поддержка со стороны такого известного ритейлера как группа The Hour Glass сыграла ключевую роль для развития компании.

«Первые годы существования MB&F были очень непростыми как в профессиональном, так и в личностном плане. Подобного опыта у меня еще не было, – признается Бюссер. – Если бы не Майкл Тэй из группы The Hour Glass и его вера в мою безумно смелую мечту, не исключено, что Часовая машина Nº1 никогда бы не увидела свет».

 

Наручные часы MB&F

 

Группа The Hour Glass, появившаяся за четыре десятилетия до этого на самом оживленном и насыщенном часовом рынке – в Сингапуре, стала одним из лидеров по продаже часов в Азиатско-тихоокеанском регионе. Сфера деятельности группы охватывает весь регион, а многие ее торговые точки стали центром местного сообщества любителей часов.

Майкл Тэй, генеральный директор группы The Hour Glass, вспоминает: «Впервые я встретился с Максом в Сингапуре в ноябре 1998 года. В моей жизни это один из редких случаев, когда отношения, начавшиеся с профессионального партнерства, за два десятилетия эволюционировали в долгую прочную дружбу. Я высоко ценю Макса как одного из самых дальновидных деятелей современного часового искусства, а также, что для меня еще важнее, как надежного делового партнера, который грамотно развивает свой бизнес и свой бренд. Выпуск этой совместной юбилейной модели MB&F – большая честь для нас. Идею данного проекта мы с Максом и Эриком Кудрэ обсуждали еще в 2012 году, и вот, семь лет спустя, она обрела столь изысканное воплощение. Такие часы входят в историю».

 

О Эрике Кудрэ и Кари Вотилайнене

Эрик Кудрэ продолжает славную династию часовых мастеров. Хотя его талант проявился уже с самого начала его профессиональной карьеры, когда он работал реставратором антикварных часов, имя Эрика Кудрэ стало известно более широкой публике после того, как его пригласили работать в знаменитый часовой Дом Jaeger-LeCoultre, где он заведовал престижными проектами, такими как разработка первого современного минутного репетира JLC в корпусе культовых часов Reverso.

Также Кудрэ разработал Jaeger-LeCoultre Gyrotoubillon, один из первых в мире турбийонов с несколькими осями вращения, который был представлен в 2004 году и открыл новую страницу в истории современного часового искусства. За ним последовала Jaeger-LeCoultre Reverso Gyrotourbillon II с цилиндрической спиралью, обеспечивающей повышенные хронометрические качества. Данная модель заняла второе место на Международном конкурсе хронометрии 2009 года (в тот год первое место также досталось Дому Jaeger-LeCoultre). Работу над зрелищными регуляторами хода Кудрэ продолжил в команде независимого бренда Cabestan, где он пополнил свое портфолио новыми многоосными вращающимися механизмами спуска. Сегодня Эрик Кудрэ входит в штат компании TEC Ebauches в Валле-де-Жу, специализирующейся на изготовлении часовых механизмов и разработке сложных функций высокого уровня.

Его творчество высоко ценят знатоки часового искусства за нетривиальный подход к своему делу и яркий индивидуальный стиль. Кудрэ пользуется уважением всего международного сообщества часовщиков. На профессиональных выставках и салонах его часто можно видеть в окружении «поклонников», которые приходят засвидетельствовать почтение его таланту.

 

Часы MB&F

 

Не меньшей популярностью пользуется и финский часовщик Кари Вотилайнен, хотя он и придерживается принципиально иного подхода. У Кари своя собственная компания в швейцарском городке Мотье. Как и Кудрэ, Вотилайнен начал свой профессиональный путь с реставрации антикварных часов. Талантливый мастер приобрел известность, работая в отделе реставрации часов Fleurier компании Parmigiani, где ему доводилось работать с редчайшими шедеврами мирового часового искусства.

Позже, когда Вотилайнен открыл собственную компанию, он использовал полученный опыт в своих разработках. Его часы, в частности, крайне успешная модель Vingt-8, получают широкое признание как за их яркую эстетику, так и за творческую интерпретацию классического регулятора хода Бреге. Сегодня Вотилайнен – крайне востребованный эксперт высшего класса, сотрудничающий с избранными компаниями. Его имя неразрывно связано с коллекцией MB&F Legacy Machine, развитию которой он способствует с момента ее появления в 2011 году.

Непременная особенность часов работы Вотилайнена – выполненная вручную отделка высочайшего уровня, образующая мягкое плавное сияние и этим выделяющаяся на фоне ярких контрастных декоров, характерных для современной часовой индустрии. В последние годы страстное увлечение Вотилайнена декоративными техниками нашло воплощение в ряде великолепных произведений часового искусства, изготовленных в единственном экземпляре совместно с независимыми часовщиками. Его талант получил заслуженное признание со стороны часовой общественности, выраженное, в частности, в целом ряде наград, завоеванных на женевском Гран-при часового искусства.

 

 

 

«ДРУЗЬЯ», УЧАСТВОВАВШИЕ В ПРОЕКТЕ LM THUNDERDOME

Концепция: Максимилиан Бюссер / MB&F

Дизайн: Эрик Жиру / Through the Looking Glass

Техническое и производственное руководство: Серж Крикнофф / MB&F

Разработка механизма: Эрик Кудрэ и Арно Фэвр / TEC Ebauches и MB&F

Дизайн механизма и отделка: Кари Вотилайнен

Научные исследования и опытные разработки: Рубен Мартинес, Симон Бретт и Томас Лорензато / MB&F

Декоративная отделка гильошированного циферблата / храпового колеса / заводного колеса: Кари Вотилайнен

PVD-покрытие: Пьер-Альберт Штайнманн / Positive Coating

Авантюриновый циферблат (Лимитированная серия The Hour Glass): LM Cadrans

Корпус: Рикардо Песканте / Les Artisans boitiers; в лимитированной версии The Hour Glass: Орельен Буше / AB PRODUCT

Сборка механизма: Дидье Дюма, Жорж Вейзи, Анн Гитер, Эммануэль Мэтр и Анри Портебёф / MB&F

Послепродажное обслуживание: Тома Имберти / MB&F

Контроль качества: Сириль Фалле / MB&F

Циферблат - основа: Хассан Шайба и Виржини Дюваль / Les Ateliers d’Hermès Horloger

Застежка: Натали Гильбо / Cendres et Métaux Lux и G&F Châtelain

Стрелки: Пьер Шилье и Изабель Шилье / Fiedler

Ремешки: Multicuirs

Футляр: Оливье Бертон / Soixante et onze

Логистика и производство: Давид Лами и Изабель Ортега / MB&F

 

Информационное и рекламное обеспечение: Чаррис Ядигароглу, Виржини Торал, Жюльет Дюрю и Арно Лежёре / MB&F

Продажи: Тибо Вердонк, Анна Рувёр, Виржини Маршон и Жан-Марк Бори / MB&F

Графический дизайн: Самюэль Паскье / MB&F, Адриен Шульц и Жиль Бондалла / Z+Z

Фото часов: Маартен ван дер Энде, Лоран Ксавье Мулен и Алекс Тойшер / Alex Stephen Teuscher photography

Портретные снимки: Режис Голе / Federal

Вебмастера: Стефан Бале / Nord Magnétique, Виктор Родригес и Матиас Мунц / Nimeo

Фильм: Марк-Андре Десшу / MAD LUX

Тексты: Сузанн Вонг / Worldtempus

 

Материал и фото: MB&F

 


Новое в разделе
«Часовые новости»


Часовое трио Girard-Perregaux 1966 Orion


Новая интерпретация культового дизайна, техническое великолепие, изысканная элегантность и разнообразие выбора – все это есть в новых моделях 1966



Часы UR-100 GunMetal компании URWERK: взять солнце в свидетели


Во все времена и на всех широтах люди воздевали глаза к небу в поисках ориентиров. В подобных наблюдениях им открылась истина: положение солнца –



Часы Fiaba Moonphase – воплощение женственности и стиля


Модель Fiaba Moonphase – это сочетание функциональности, элегантности и стиля. Новые часы от Maurice Lacroix с изысканной отделкой украшают




Читайте в других разделах

Проект URWERK AMC

Подробнее об уникальном творении в мире часового искусства Разрабатывая проект AMC, URWERK... Читать дальше...

MB&F – Генезис концепт-лаборатории

Основанная в 2005 году компания MB&F – первая в мире лаборатория по... Читать дальше...

Биг Бен часовая башня в Лондоне

Расположившаяся высоко над Вестминстерским дворцом в Лондоне часовая башня, известная как Биг... Читать дальше...

ТОП функциональных и доступных электронных часов

Что такое минимальный функционал для часов? Конечно, точное время, на отображение которого...